Храм Патины: немного истории

Версия для печати

В отличие от многих других храмов, местоположение Храма Богини Мудрости было определено задолго до его постройки. Сперва на этом самом месте стоял обычный жилой квартал. Тогда столица Эфеба была заметно меньше, чем ныне, и квартал этот был в стороне от частопосещаемых улиц. Немудрено, что сюда часто переезжали эфебцы, желавшие спокойной жизни - старые люди, а также просто люди, которых утомлял бурный ритм жизни центральных улиц. Жители квартала привыкли вывешивать таблички типа: "Три минуты тишины", "Молчание - золото", "В споре теряется истина"; "Слово не воробей: вылетит - не поймаешь" и т.д. Окрестные жители привыкли к тому, что рядом с ними живут спокойные и почтенные люди, и квартал приобрел репутацию обиталища мудрых. К сожалению, таблички не всегда помогали: увлеченные своими открытиями философы, гуляющая золотая молодежь или еще кто-нибудь громкоголосый порой вторгались на территорию тихого квартала и нарушали покой местных жителей. И вот однажды некий старец, пробужденный от послеобеденного сна громким криком "Эврика!", в сердцах воскликнул: "О Боги, доколе неразумные будут нарушать наш покой? Ах, замолчи, несчастный!" И неожиданно для него философ замолчал на полуслове. Так стало ясно, что у этого места появился покровитель – вернее, покровительница: Богиня Мудрости. В качестве благодарности в центре квартала было отведено специальное место для желающих выразить Богине особое уважение. Для того, чтобы непогода не мешала этому занятию, была построена крыша. Так появился Храм.

Следующий этап в истории Храма Патины - это переезд в квартал Мудрости матери очередного тирана. Она настояла на том, чтобы служения Патине проводились упорядоченно, составив список ритуалов. Это несколько взбудоражило спокойную жизнь, однако принесло пользу: выяснилось, что Богиня особым расположением одаряет находки, связанные с упорядоченностью, симметрией и регулярностью. Говорят, именно тогда было изобретено трюмо и хорошо темперированный клавир, часто почему-то связываемый с именем Тувелпита. С этого момента храм Патины начал заполняться всячески любопытными конструкциями, не несущими практического эффекта, а созданными лишь для того, чтобы произвести впечатление на Богиню - калейдоскопы, правильные многогранники, листы Мебиуса. В те времена на улицах часто можно было встретить пингвина, свернувшегося наподобие бутылки Клейна. Пытались даже ввести специальное обозначение для этого состояния священного животного, назвав его пингвином Шредингеруса, но имя не прижилось. Философы, приходящие с проектами нового Храма Патины в форме Тессеракта, отправлялись к тирану, который помещал их в середину лабиринта и предлагал его покинуть через 4-е измерение.
Впрочем, беспокойное время матушки-тирана прошло, и в квартале Мудрости вновь восстановилась тишина и спокойствие. Один лишь раз ее нарушил слух о том, что Верховный Жрец сошел с ума. Сбежавшиеся на этот слух заинтригованные жители застали Жреца Агасфера в состоянии волнения. Он тихо говорил, обращаясь в пространство, слова, большая часть которых присутствующим была неведома. И действительно, "у Иоанна-Агасфера поминутно не хватало слов, чтобы передать понятия и образы, составляющие его сверхзнание, и ему все время приходилось прибегать к жестам и междометиям. Сознание его вмещало всю вселенную от плюс по минус бесконечности в пространстве и времени, и как ему было объяснить молодому (а хотя бы и пожилому!) уроженцу Херонеи, сыну вольноотпущенника от иберийской рабыни, что такое: пищаль, гравилет, ТВЭЛы, питекантроп, мутант, гомункулус, партеногенез, линия доставки, протуберанец, многомерное пространство, инкунабула, Москва, бумага, бронепоезд, капитализм, нуль-т, римско-католическая церковь, магнитное поле, Облачный город, лазер, инквизиция... Он и сам-то, Иоанн-Агасфер, не умел не только объяснить, но и просто назвать эти понятия, предметы и явления: Он всего лишь ЗНАЛ о них, он только имел представление о них и о связях между ними" (с)АБС "ОЗ".

Так впервые жрецу Патины был дан Дар Оракула. К следующему дню Агасфер взял себя в руки, и отвечал на вопрос только тогда, когда его собеседник мог его понять, что случалось, увы, нечасто. Прослышавший об Оракуле очередной тиран лично явился посмотреть на это Чудо Света и задать ему свой вопрос. Тиран был неглуп, и пришел в восторг, когда смог со второго или третьего раза задать вопрос, на который Оракул дал ответ. Имя этого тирана потеряно в веках, ибо с тех пор он получил прозвище "Номос" (по словам Оракула, в одном из языков слово Ном означает мудрый), под которым и сохранился в истории. По его инициативе был составлен договор, согласно которому тиран Эфеба получал право на внеочередное задание вопроса Оракулу. В ответ Храму перечислялась регулярная рента из государственной казны. Все следующие тираны возобновляли (или не возобновляли) договор. Впрочем, те из их, которые отказывались его продлевать, приобретали репутацию немудрых людей, что существенно мешало им на следующих выборах. А однажды тирана, занявшего особо жесткую позицию по отношению к Храму, покарала Патина, лишив его разума. Говорят, тот бросился со скалы в море, увидев вдали корабль с черным парусом. Может, он вообразил себя чайкой, но полетел он все-таки вниз...

Ну и последнее. Прийти в Храм Богини или задать вопрос Оракулу может любой. Но оставаться здесь имеет смысл лишь тому, кто поймет, что познание истины изменяет ее, а жрец милостью Богини меняет ткань мироздания, вплетая в нее свое восприятие окружающей действительности.