О равноценности сущего, или о Богах и винограде

Версия для печати

Я слышал много речей, и от убедительности их чуть не забыл сам себя, и всё же стоит бросить взгляд вспять, как понимаешь – золотая крупица истины одна среди пустыни ложных толкований или же неприкрытой лжи. Порой и учёнейшие и мудрейшие мужи способны ошибиться в выборе верной истины меж сотен её корыстных толкований. Однако дело-то вот в чём... у золота и песка и блеск и вкус отличны, и сразу различит их опытный торговец. Так и настоящий философ не упустит истину, даже если для того, чтобы найти её, ему придётся просеять пустыню бесплодных заблуждений.

Что есть бог? Когда бог воплощается, он имеет тело, подобно одежде облачающее дух, дух, сознание, разум, наполняющий сосуд тела, и способность творить, совершая чудеса – величайшие из великих. Однако же бог способен существовать и без тела, сохраняя соль своего есстества и способность вершить судьбы людей. Порой бог, не имеющий тела, способен даже на большее, нежели воплощённый, ибо пребывает повсюду, вездесущ и всезнающ. Что есть виноград? Внешне есстество его совсем непохоже не есстество бога, однако не стоит ли нам заглянуть внутрь? Вот виноград висит на ветке в винограднике, или же лежит в корзине виноградаря или торговца. Он имеет тонкую кожуру, облащающую суть винограда – мякоть и сок, и косточки, что есть сердце новой жизни – способность творить чудеса, что будут под стать винограду. Способен ли виноград существовать без кожуры и при том оставаться виноградом? Несомненно. Снимите с виноградины кожуру – узнаете ли вы вкус винограда? И даже изменив внешние формы и попав в бочку винодела, виноград остаётся собой, и вы, вкушая молодое вино, приговариваете: «О, прекрасен вкус этого винограда!». Трудно не согласиться с тем, что и суть разоблачённого винограда сильнее, нежели винограда, висящего на ветке – кто из вас не пробовал хмельного вина, и станет спорить с этой истиной? Таким образом, трудно не видеть – виноград и бог подобны во всём. Что же говорить о людях? Они обладают плотью, духом, и способностью вершить чудеса, ежели сами не изверуются в подобной своей способности. И я спрошу - чем же люди не подобны богам? Верно, лишь тем, что поклоняются им, добровольно помещая их на иное место в ткани мироздания? Однако если сходство сущего есть его природное свойство, должны ли разные существа цениться по разному, и не нарушает ли иное отношение есстественный ход вещей? И я скажу верно – боги и виноград ценны равно, и должны быть равны. Кто сомневается в этом, скажите – всегда ли вы предпочтёте поход в храм кувшинчику – другому красного вина в компании друзей? Вовсе нет, ответят те, кто будет честен со мной. И это не есть дурно, наоборот – ваше есстество стремится уравновесить есстественный ход вещей и показать вам, что боги не более важны, чем виноград. Что же говорить о людях? Всегда ли вам стакан вина дороже друга, его весёлых шуток и доброй поддержки? Сколько раз вы оставляли одно питейное заведение, чтобы вместе с другом отправиться к другому? Если же мы пришли к тому, что друг нередко (хотя и не всегда) может быть важнее винограда, то есть по сути равен ему, то почему мы говорим, что бог важнее друга? А кто друг как не человек? Отсюда любому мужу, кто услышал мою речь и проник в неё дерзаниями своего ума, станет понятно, что бог, человек и виноград, равно как и другие сущности в мире, подобны друг другу, равны и должны быть равноценны в глазах любого, кто обладает ярким умом и чувствительным сердцем.

Калластрат