Легенды и мифы о Тувелпите

Версия для печати

Легенды и мифы о Тувелпите

В жизни трезвым я не был, и к богу на суд
В Судный день меня пьяного принесут!
До зари я лобзаю заздравную чашу,
Обнимаю за шею любезный сосуд.

О первом явлении Тувелпита

И было время, когда люди не знали Тувелпита. И тяжело тогда жилось людям: не знали они ни радости, ни веселья, и праздник для них был не праздник. Глубокую тоску чувствовали они в сердце своём. Ибо угнетали люди друг друга, и несвободны они были. И молились они богам многим и разным. И помогали им западные боги в их свершениях, но не приносило это людям радости и веселья, а только ещё больше тосковали они: ибо дела делались, но не умели люди радоваться этому, ибо работали они не в свободе, но в угнетении. И узрел сие Тувелпит, и велел выращивать виноград и делать из него вино. И сделали люди, как он велел. И собрались они вместе, чтобы попробовать то, что сделали. И то был настоящий праздник. И пили люди вино, и были веселы люди, и все были равны за чашей вина, и отступила тоска от сердец их. И сказал Тувелпит, что должно выращивать вино и пить его, и тогда придёте вы к светлому будущему. «Пейте, и да будет вам счастье! Лишь только тот, кто пьёт — свободен!» — молвил он. И рассказал Тувелпит людям о светлом будущем, когда каждый будет равен другому, и все будут равны за бутылью вина. И все будут лишь только выращивать виноград и вкушать вино из негою «От каждого — по способностям, каждому — по бутылке!» — молвил Тувелпит, и внимали ему люди, и дивились. Так впервые узнали люди Тувелпита.

 

Виночерпий, бездонный кувшин приготовь!
Пусть без устали хлещет из горлышка кровь.
Эта влага мне стала единственным другом,
Ибо все изменили — и друг, и любовь.

О женщинах

И пришли к людям женщины и сказали им, чтобы те отняли свои взоры от бутылки и обратили свои взоры на их красоты. И обратили люди свои взоры и прельстились прелестями и весельем женщин, прикоснулись к их телам, и стали веселиться и вкушать радость с ними. И жили так люди, и работали, и радовались, но пришло время, и позабыли о них женщины и обратили свои взоры к другим. И стали опять тосковать люди, и работа не спорилась, и веселье не клеилось, и сидели они в своих хижинах и пожинали лишь свои плоды воспоминаний. И пришёл вновь великий Тувелпит и налил вина людям. И пригубили люди вино, и ушла печаль, и то был настоящий праздник. И пили люди вино, и были веселы люди, и отступила тоска от сердец их. И так узрели люди, что ничто не вечно в этом мире, кроме вина, и бога его, Тувелпита.

 

Чем стараться большое именье нажить,
Чем себе, закоснев в самомненье, служить,
Чем гоняться до смерти за призрачной славой —
Лучше жизнь, как во сне, в опьяненье прожить!

О войне

И жили так люди, но пришла в их дом печаль большая — война, ибо рассорились люди между собой. Ибо один человек угнетал другого, и были они неравны между собой. И рассорились они из-за женщин и денег и стали ненавидеть друг друга, брат брата. И пришли они на поле брани, и рубили друг друга в исступлении, и друзья и братья становились по разные стороны. И смотрел на всё это великий Тувелпит, и опечалился. Ибо не для того жили люди на свете, чтобы злобу свою вымещать на других себе подобных, а дабы радость от жизни вкушать в кругу друзей и родных своих, покуда смерть не заберёт их к себе на покой, в свои чертоги мрачные. И восстал Тувелпит среди поля брани со своей бездонной амфорой, и воскликнул, так, что остановились люди и прислушались к нему. И сказал, что надобно двигаться к светлому будущему, где нет места войнам, а есть место только всеобщему счастью — с родною бутылкой. «Глупо растрачивать свои жизни на поле брани, когда можно просто выпить! Богат не тот, кто имеет, а тот — кто не нуждается! А тот, кто пьёт — не нуждается больше ни в чём!» — так молвил Тувелпит, и слушали его люди и дивились. И пригубили они вина из его красной амфоры, и бывшие враги стали рядом, бросив мечи свои и отринув пустую злобу свою. И прозрели люди, и поняли, для чего их жизнь им подарена, и, подхватив весёлую песнь, помчались по просторам, радуясь. Ибо поняли люди, в чём истина, и кто мудрее всех из всех богов.

 

Луноликая! Чашу вина и греха
Пей сегодня — на завтра надежда плоха.
Завтра, глядя на землю, луна молодая
Не отыщет ни славы моей, ни стиха.

О любви

И веселились как-то люди на празднике, и было им хорошо, и лилось вино рекой до самого утра. Сколько пили люди, сами не знали, но хорошо им было, и не ведали печали они. И когда длился этот праздник, столько любви к женщинам появилось в людях, ибо никто как великий Тувелпит не любит женщин, как многие грешат на него. Но это лишь невежды, не способные понять истинного смысла учения великого Тувелпита. Ибо лишь только Тувелпит создаёт такую любовь, как никто другой, и любовь эта — здесь и сейчас. Любовь равных, такая, которую не любит злобный враг, только и ждущий момента, чтобы поработить честных людей. И не нужно людям горести и страданий, ни денег и ни времени, чтобы дожидаться её. И любовь, достигнутая таким путём, уже и не любовь вовсе и не счастье, а горесть и цинизм, ибо не к любви человек стремится, а к выгоде. А это — происки злобного врага, костлявой рукой стремящегося схватить нас за глотку! Любая выгода и цинизм никогда не совместимы с вином, ибо нечестны и лживы они всегда, а великий Тувелпит всегда зрит в истину, и знают люди это и стыдятся его. Ибо всегда тот человек, который не любит вина, либо лжив, либо втайне ненавидит окружающих, ибо аще выпьет он вина, то все увидят его червивую и грязную душу. И поэтому самая чистая душа лишь только у тех, кто пьёт вино и наслаждается им, невзирая на лживые пророчества дурных людей, посланников злых богов, которые нарушить хотят радость человеческую. И настоящая любовь лишь только в чистой душе бывает, и поэтому лишь только тот, кто любит вино и наслаждается им, способен любить и любить так, как никто другой, и наслаждаться любовью вместе с любимой своей. Но пришли злые люди, посланники злых западных богов, которые веками вынашивали свои грязные и коварные планы, чтобы сбить с пути людей честных и не дать им придти к пьянству всеобщему. И приходили они, и учили людей, что зло в вине, и что губительно вино для людей, и обещали им своих продажных женщин и слитки золота, высокие звания и титулы, взамен искренности и дружбы, взамен родной бутыли, в которой все мы равны. И прельщались люди грязными мыслями врага, хотели властвовать над себе подобными и угнетать себе подобных. И ходили, и несли они сию весть злую по площадям и улицам. И смотрел на это Тувелпит, и печалился, но не вмешивался, ибо смотрели и другие боги, и чтил он их, ибо был самым могущественным и мудрым.

И прельстились люди речами сладкими, но ядовитыми, и стали жить в трезвости. И стали люди думать о наживе, и вся жизнь стала для них только поиском выгоды. И в работе они думали не о пользе и интересе, а о том, как лучше продать. И в любви стали они думать не о том, как любить и дарить любовь другим, а как использовать чувства людей. И стали женщины думать, как продать себя выгодней, и стали мужчины думать, как обмануть лучше женщин, но и те и те были неискренни, и умерла любовь их. И в работе они были несчастливы, ибо не было радости в пустой их работе, и ничего полезного не делали они. И неинтересна была их работа им, потому что заботились они слишком сильно о дне сегодняшнем и выгоде сиюминутной, а не вся работа приносит выгоду так быстро, как самая простая. И глупели люди, и примитивными становились, ибо мыслить не было так выгодно, как торговать, и искусство не было так выгодно, как торговля. И в любви они были несчастливы, ибо не было радости в циничных и лживых их отношениях — таким словом стали люди называть то, что раньше было любовью, ибо стыдно им было в глубине души, и понимали они всё, но не могли уже остановиться, ибо пучина рутинности в своём круговороте пожирала их, и не было у них времени на раздумье и разговоры. И несчастны были люди, и ничего не могли поделать. Сбились люди с пути, позабыли о всеобщем братстве и равенстве, попались в тенета врага злобные, и угнетал их враг тепереча в трезвости. Променяли они бутыль красную на ошейник розовый. И глядел на это великий Тувелпит, и не вмешивался, но пришёл в мир людей в их образе и подобии, и шёл по улицам, и наливал людям вина, и разговаривал с ними. И шёл он дальше, по городам и деревням, по зачахшим виноградникам, сажая свежий виноград и разливая вино по кубкам. И говорил он с людьми, и рассказывал им о том, какими их создавали боги и для чего они живут здесь. И рассказывал им о любви и дружбе. И говорил им о светлом будущем, на пути к которому — столько злых врагов-искусителей, стремящихся унизить и поработить людей, и лишь только вино сделает их равными среди равных. И пили уставшие люди, слушали и дивились. И начинали внимать ему, и когда они пили, они уже не верили злым языкам, которые несли им злую мысль. И тогда поняли люди, что шли они на поводу у злых языков и забыли про свои корни, про своих предков. Что забыли они про светлое пьяное будущее и про любовь, которая рождалась в вине, и не было границ которой. И постыдились люди своей корысти и жадности, и вышли на улицы из своих домов-крепостей, построенных по указке злых языков, и стали пить вино, и то был настоящий праздник. И пили люди вино, и были веселы люди, и отступила тоска от сердец их. Но разгневались злые языки на Тувелпита, что открыл он глаза людям и задумали убить его, пока он был в мире людей. И подкрались к нему сзади и хотели всадить ему в спину острый кинжал прямо в сердце. Но повернулся Тувелпит, и подал им свою амфору, и вкусили они вина его. И вкусив, бросили они на землю свои кинжалы, и стыдно им стало. Но прозрели и поняли эти несколько злых людей, что глупы они были, и что повелись на злые речи старых богов западных. И стали они служить великому Тувелпиту. И то был настоящий праздник. И пили люди вино, и были веселы люди, и отступила тоска от сердец их.

Так поняли люди, что ни в ком нет любви столько, сколько в великом Тувелпите есть, и стали люди любить, пить вино и радоваться.

 

Дай мне влаги хмельной, укрепляющей дух.
Пусть я пьяным напился и взор мой потух —
Дай мне чашу вина! Ибо мир этот — сказка,
Ибо жизнь — словно ветер, а мы — словно пух…

О реальности

И веселились как-то люди на празднике, и было им хорошо, и лилось вино рекой до самого утра. Сколько пили люди, сами не знали, но хорошо им было, и не ведали печали они. И устали они, и легли спать. И проснулись, и почувствовали, что плохо им стало. И тела их болели от обильных возлияний, и плохо было людям. И души их болели от реальности, которая вновь окунула их в проблемы, о которых они позабыли вчера, и тяжело было людям. И совесть их терзала о той любви, которой они предавались вчера в забытьи, а теперь думали, что зря, и грустно было людям. Но пришёл вновь великий Тувелпит, и откупорил новую амфору с вином, и молвил им:

— Излечите же тело своё утренним вином, и пройдёт ваша боль, и вновь нальётся тело силой небывалою.

И выпили люди, и лучше им стало, и возблагодарили они Тувелпита.

И молвил он дальше:

— Излечите же душу свою, ибо реальность — это бред, вызванный недостатком вина. Налейте вина, и поймёте вы, что ошибочны и глупы были все ваши проблемы, и радость наполнит ваши сердца и души.

И повиновались люди, наполнили свои кубки и испили вина, и прошла боль душевная, и исчезли проблемы дурные, и наполнились сердца и души радостью.

И молвил Тувелпит, продолжая:

— Излечите же совесть свою вином, ибо нет искреннее той любви, которой вы предавались вчера, а все терзания совести глупы и есть совсем не совесть, но лишь гордыня ваша бренная и происки злобных богов западных. Ибо должно совести болеть, когда предаёте вы друзей своих или родных своих, когда желаете вы наживы за счёт страданий других, к которым как раз гордыня и приводит. Налейте же вина в ваши кубки и отриньте вашу гордыню и слушайте зов вашего сердца — искренний и незамутнённый, очищенный силой моего вина.

И наполнили люди вином кубки, и выпили вина, и прозрели, и поняли, что нет большей искренности, чем та, что в вине, и нет искренней любви, чем та, что в вине, и что нет мудрей бога, чем Тувелпит, который в вине. И излечились люди полностью. И пили люди вино, и были веселы люди, и отступила тоска от сердец их. Так поняли люди, что во всём правда только великого Тувелпита.

 

Оттого, что неправеден мир, не страдай,
Не тверди нам о смерти и сам не рыдай,
Наливай в пиалу эту алую влагу,
Белогрудой красавице сердце отдай.

Не таи в своём сердце обид и скорбей,
Ради звонкой монеты поклонов не бей.
Если верного друга сейчас не накормишь —
Всё сожрёт без остатка наследник-злодей.

О свободе

И было время, когда поклонялись люди другим богам. То были боги злые, пришедшие с запада. И затаили они в себе злобу вселенскую, и истязали людей угнетением. И брата против брата настраивали они, ради выгоды и тщеславия настраивали. Ради власти и ради наживы настраивали. И обещали за это горы золочёные да дев луноликих да белогрудых красавиц. И велись люди на слова злые, и черствели их души, ибо жили они в угнетении и неравенстве, и каждый урвать норовил кусок побольше. И помогали им западные боги в их свершениях, но не приносило это людям радости и веселья, а только ещё больше тосковали они: ибо дела делались, но не умели люди радоваться этому, ибо работали они не в свободе, но в угнетении. И пришёл тогда Тувелпит и сказал: «Я поведу вас к светлому будущему! Не будете вы больше знать горя и угнетения, лишь только родную бутыль обнимать да красавиц лобзать!» — так говорил Тувелпит, и слушали его люди и дивились. И встали они, и пошли за ним, ибо устали они от гнёта и унижения друг друга. И стали они пить. И пили люди вино, и были веселы люди, и все были равны за чашей вина, и отступила тоска от сердец их. И когда они выпили, то поняли люди, что они идут дорогой верной, ибо так говорил великий Тувелпит.