Пьеса, написанная жрецами Тувелпита

Версия для печати

Театральная постановка

(написано и поставлено жрецами жрама Тувелпита)

Действующие лица:

Юноша
Эвдипий, его давний друг (Эвдипий старше юноши лет на десять)
Мудрый старец
Прислужник старца
Авантюрист

СЦЕНА ПЕРВАЯ

(Приёмные покои мудрого старца, старец задумчиво восседает в кресле, прислужник отстранённо стоит позади него, юноша очень взволнован и просит старца о помощи).

Юноша:
Сюда с мольбой о помощи я прибыл,
Ты много пожил, много повидал,
Быть может, для тебя она покажется нелепой,
Но не взыщи и не лиши совета.

Я сам из деревушки под Эфебом,
Я там родился, рос и возмужал,
И там же встретил я прекрасное созданье,
И никого уж больше не желал.

Её зовут Андатра – имя чудо,
Хочу его я повторять и повторять:
Андатра, Андатра, Андатра…но вот проблема,
Отец её решил нам помешать.

Он замуж выдаёт её за Борхса,
То – самый знатный в нашей местности купец,
Имеет он плантацию оливок,
Ну и рабов, голов так двадцать пять.

Я ж небогат и вряд ли когда буду,
Да беден я, по правде говоря!
Но так люблю Андатру, это чудо,
Что без неё не проживу и дня.

Ты – мудрый старец, я об этом слышал,
Ты знаёшь всё, иначе не сказать,
Ты снизойди до бедного отрока,
И подскажи, что нужно предпринять.

(С мольбой смотрит на старца, тот — ноль реакции, продолжительное молчание)

Юноша:
Я понимаю, просьба ся ничтожна,
Тебя мне ею стыдно отвлекать,
Но всё ж ответь: что делать, и возможно ль
Премилую Андатру в жёны взять?

(Ситуация повторяется)

Юноша (сам с собой):
Опять молчит, чтоб это могло значить?
Уже ль не видит выхода и он?
(к старцу) А может быть надежда всё же есть?

Прислужник (очень пафосно, подняв в воздух указательный палец):
Молчит уж двадцать лет.

К нему приходят люди за советом,
Тираны, и эфоры, и жрецы,
И просто граждане, а иногда — рабы,
Он принимает всех и слушает степенно.

Вопроса не задаст – ему и так понятно,
Не перебьёт, не вскрикнет, не всплакнёт,
Ответ один – молчанье гробовое,
То — мудрость высшая, и он её несёт.

Мудрый старец (что-то невнятно бормочет).

(Все внимательно смотрят на старца)

Юноша (обрадовался):
Но что я слышу? Старец подал знак,
Прошу тебя, глаголь, я в нетерпеньи!

Мудрый старец (маразматически):
Кхе-кхе…
Корова та была родня сове,
Я видел их недавно возле храма.

Юноша:
Что мелет он?!
Ни разу не слыхал такого бреда!

Прислужник (торопливо уводя старца под руку):
Сегодня старец занемог,
Ему пора обедать.

Мудрый старец (уходя, прислужнику, так же маразматически):
А помню, давеча, урюк, меняя позы,
Проклятья в небо слал, и предвещал морозы…

(Прислужник со старцем уходят)

Юноша (в зал):
О, как легко за маскою молчанья
Скрывать безумство и непониманье.

СЦЕНА ВТОРАЯ

(Юноша и авантюрист встречаются в нелюдном месте, сначала авантюрист озирается по сторонам, говорит шёпотом, но постепенно распаляется и начинает говорить громче)

Юноша:
Что мне подскажешь ты, любитель вольных странствий?

Авантюрист:
Я знаю как тебе помочь, мой юный друг,
И разработал план «Лови-хватай»,
Так слушай же и не перебивай.

Мы выступаем завтра на рассвете,
В деревню отправляемся с тобой,
Отца оглушим, девушку похитим,
И сделаем ночною то порой.

Всё обустроим гладенько, без шума,
Я буду брать, а ты будешь нести,
Прихватим вместе с бабой золотишко,
Оно понадобится нам в пути.

Потом — в бега, в том я — калач бывалый,
Сначала — в порт, оттуда — в Анк-Морпорк,
Таких, как мы, в том городе навалом,
И беззаконье, жить там хорошо.

Юноша:
Но как преодолеем путь столь трудный?

Авантюрист:
Не дрейфь – прорвёмся, лишь бы ветер был попутный.

Юноша:
Э-э-э…я подумаю над твоим предложением и, если вдруг чего, обязательно дам знать.

(Авантюрист уходит)

Юноша (в зал):
Дурным идеям путь открыт к тебе,
Коль пуст карман и ветер в голове.

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

(После долгих скитаний юноша возвращается в родную деревню и встречает своего давнего друга)

Юноша:
Кого я вижу, милый друг Эвдипий,
Как хорошо, что встретил я тебя,
Поведай мне, что здесь произошло,
Ведь время — как вода, полгода утекло.

Эвдипий:
Я тоже рад сей нашей встрече, брат,
Не думал, что увижу тебя снова,
Раз просишь новостей, то дома всё путём,
За редким исключением плохого.

Юноша:
Не мучь меня прелюдией своей,
С Андатрой что? Что с козочкой моей?

Эвдипий:
Ах, да-да-да, Андатра, помню-помню,
По ней ты сох, а после и пропал.
Да с ней всё хорошо, её Борхс в жёны взял.

Юноша:
О! Нет мне больше места под луной,
С обрыва брошусь я на пики острых скал,
Иль осушу с отравою бокал.

Эвдипий:
Ты эта… не дури, приятель,
Но про бокал ты вспомнил очень кстати.

СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ (ФИНАЛЬНАЯ)

(Юноша и Эвдипий сидят в таверне и, допивая вторую бутылку вина, ведут разговор, юноша заметно повеселел)

Юноша (заканчивая рассказ):
Астория велела: «Слушай сердце».
Я слушал, но услышал лишь вот это:
(положив руку на сердце, изображает его биение) Ту-ду, ту-ду, ту-ду, ту-ду, ту-ду.
Что б это могло значить?.. Не пойму…

Эвдипий:
Да, побывал ты в разных концах света,
И странно, что не разыскал ответа,
Сейчас послушай лучше-ка меня,
Андатра дурою всегда была.

Юноша:
Пускай глупа она, но улыбается так мило,
Не в разуме сокрыта бабья сила.

Эвдипий:
Ты понял многое, прекрасно вижу это,
Не ровен час, приду просить совета,
Ну а пока послушай моего.

Не верь всем этим россказням о девках,
Что, мол, наивны, и невинны, и чисты,
Все женщины – приспешницы Петульи,
Продажны и расчётливы они.

Твоя Андатра счастлива была,
Когда о предложеньи Борхса услыхала,
Пусть дура, но не так глупа,
И выгоду свою-то понимала.

Юноша:
Что делать мне теперь?

Эвдипий:
Не горевать.
К тебе сама идёт добыча в руки,
(указывает глазами в сторону) Вон видишь девушка, спаси её от скуки.

Юноша:
Ты шутишь?

Эвдипий:
Я за нею наблюдал,
Как мы пришли, так глаз с тебя не сводит,
Ты только глянул, и зарделась вся,
Вот бестия… куда ты побежал?

Юноша (вставая):
Хочу последовать я твоему совету,
Андатра замужем, мне в ней проку нету,
А эта так близка, и так манит,
Что кровь играет, и душа парит.

(Юноша уходит)

Эвдипий (сам с собой):
Как часто угнетают нас проблемы,
Которым, по большому счёту, грош цена,
И кажется, что неприступны стены,
Пока бутыль не выпита до дна.

(Допивает вино и встаёт)

Эвдипий (в зал):
Пусть помнят все: и умные, и не,
Любовь глупа, а истина в вине.