Геополитика

Наша игра - по мотивам текстов Терри Пратчетта, и мы обязуемся не противоречить первоисточнику в воссоздании реалий мира. Однако, поскольку пратчеттовские описания стран на побережье Круглого моря не являются исчерпывающими, мастерская группа оставляет за собой право заполнять все этнографические пробелы собственными идеями и домыслами. Дабы избежать нареканий со стороны поклонников Пратчетта, мы лишний раз подчеркнем, что отнюдь не претендуем на полную, окончательную и исключительную истинность нашей версии; но так как именно на нашей версии будет строиться сюжет, мы убедительно просим игроков согласиться с ней - на время игры, и не более того.

ОМНИЯ
ЭФЕБ
ДЖЕЛИБЕЙБИ
ЦОРТ

ОМНИЯ

Омния – крупное государство на южном побережье Круглого моря, с некоторых пор также известное как Омнианская Империя. Ее столицей является город Ком.

Название Омнии уходит корнями к имени почитаемого здесь бога, Ома. Коренные жители Империи свято уверены, что Ом – не только самый главный и самый могущественный, но и вообще единственный бог обитаемого мира.

Вообще говоря, многие истины, считающиеся общеизвестными в других регионах и государствах, здесь приравниваются к опасным ересям, подлежащим искоренению. Так, например, каждому омнианину хорошо известно, что мир, в котором он проживает, является шарообразным и вращается вокруг звезды, именуемой Солнцем и приносящей на землю тепло и свет. А услышав разного рода бредни о слонах, черепахах и плоской природе мира, любой правоверный омнианин незамедлительно и опрометью побежит в Храм – дабы уведомить жрецов о странных и вызывающих недоумение речах ближнего своего.

Большинство обитателей иных регионов мира, которых нелегкая занесла в Омнию и которым повезло выбраться из нее живыми, сходятся на том, что быт и нравы Империи оказались, в большой степени, за пределами их понимания.

Великий Бог Ом

Великий Бог Ом строг, но справедлив. Он жестоко карает грешников (обычно руками своих служителей и изредка – молниями), но щедро награждает праведников (как правило – после смерти).

Воплощениями Бога Ома являются Бык, Орел и Лев. Ну, и еще – изредка – Лебедь. Хотя Бык все же самая излюбленная его форма. Статуи быков, как изображения Бога, весьма распространены в Омнии; изогнутые бычьи рога украшают храмы и прочие культовые сооружения, а богобоязненное население осеняет себя знаком священных рогов при каждом упоминании имени Ома.

Культовыми текстами Ома является Священное Семикнижье – книги, которые он диктовал каждому из пророков, к которым являлся на протяжении долгой истории Омнии. Пророков, как нетрудно понять – тоже семь, и предсказано, что рано или поздно в Омнию явится восьмой, хотя когда именно это произойдет, никому в точности не известно. Восьмые Пророки периодически появляются, но до сих пор все они оказывались лже-, и никому из них это не пошло на пользу.

Профессиональных служителей Ома называют жрецами, а организацию, созданную ими для богопочитания – Омнианской Церковью.

Омнианская Церковь

Верховной законодательной, исполнительной и судебной властью Омнии является Омнианская Церковь. Все эти функции ей успешно удается осуществлять наряду с отправлением религиозных обрядов и прочими культовыми делами – так что можно только подивиться расторопности и вездесущести ее служителей.

Омнианскую Церковь возглавляет верховный жрец Ома, именуемый сенобиархом, каковой осуществляет свои законодательные и судебные функции при помощи законосовещательного органа, состоящего из шести архижрецов*. Предполагается, что сенобиарх является первой и последней инстанцией в разрешении буквально всех насущных религиозных и светских проблем, которые только могут возникнуть в границах Омнианской Империи. Фактически же (поскольку сенобиарх не резиновый, и его свободное время – тоже) инстанций все-таки несколько больше. Посему многие вопросы – менее важные, чем некоторые другие – отдаются на откуп жрецам нижнего звена.

Тут надо заметить, что «нижнего» – не значит «низкого». Это значит всего лишь то, что они занимают в Омнианской Церкви должности, которые формально предполагают подчинение сенобиарху и его непосредственному окружению. На деле же, именно эти жрецы – которые находятся, что называется, ближе к народу и лучше понимают его нужды и чаяния – и определяют общую картину жизни на просторах Омнианской Империи.

Наиболее популярным, общеизвестным и, если уж на то пошло, общедоступным институтом Церкви является священная квизиция. В ее ведении находятся наблюдение за умами и настроениями омниан, выявление и… э… упразднение нездраво мыслящих индивидов, отлов ведьм, а также борьба с ересями – как крупными, так и мелкими**. Помимо того, квизиция осуществляет и профилактику этих самых ересей. То есть изничтожает их прежде, чем они успевают возникнуть. Подобная практика в Омнии весьма распространена и базируется на хорошо известном принципе: «Подозрение – уже доказательство». Великий Бог не заронил бы семена подозрения в умы своих служителей, если б оно не было оправдано. И если преступление следует за наказанием, а не наоборот – это лишь доказывает предвидение Великого Бога. Отсюда следует совершенно определенный и не подлежащий сомнению вывод: священная квизиция никогда не ошибается. Именно поэтому любой квизитор вызывает у любого омнианина сложные и противоречивые чувства – нечто среднее между паническим страхом и благоговейным трепетом. А еще он определенно вызывает уважение. В конце концов, на его плечи ложится вся самая грязная и неблагодарная работа…

Священная квизиция, в свою очередь, подразделяется на эксквизицию и инквизицию. Областью приложения сил эксквизиторов как раз и являются те самые выявления, борьба и профилактика. Что же до инквизиторов, то их работа несколько более проста и механистична. В процессе общения с еретиками они уделяют внимание в основном физическому аспекту проблемы. Говоря проще: в то время как задачей эксквизитора является в первую очередь препарирование души грешника, инквизитор делает то же самое с его телесной составляющей. Надо заметить, что подобное разделение труда давно уже признано оптимальным, поскольку оставляет и тем и другим жрецам массу… ну хорошо: некоторое количество свободного времени, которое можно провести в молениях и пении гимнов.

Помимо квизиции, Омнианская Церковь взлелеяла на своей груди и другие разновидности священнослужителей. Наставники (добрые и мудрые пастыри, всегда готовые выслушать своих прихожан, утешить, ободрить, исповедать и избавить от греховных мыслей – тем или иным способом). Миссионеры (крайне опасное, но очень почетное и богоугодное занятие, связанное с несением Слова Божьего в дальнее зарубежье). Проповедники (занимающиеся тем же, чем и миссионеры, но на более безопасной почве недавно присоединенных к Омнии провинций, населенных, к сожалению, пока еще в большой степени язычниками). Просто жрецы (в основном сосредоточенные на изучении Священного Семикнижья, пении гимнов, произнесении молитв и поисках местечка потеплее). И, конечно же, многочисленные послушники – будущая надежда и опора Омнианской Церкви.

Омнианская армия

Как и любая держава, Омния обладает собственной армией. Но поскольку церковь здесь, мягко говоря, не отделена от государства, вооруженные силы обладают своей спецификой. Армия здесь именуется Божественным Легионом, и любой военный – от главнокомандующего (генерала-иама) до последнего рядового легионера – обязан помнить, что он не какой-то там солдафон, а проводник воли Господа, и самим своим существованием исполняет великую миссию.

Главная великая миссия армии состоит в подчинении Церкви и беспрекословном исполнении ее приказов. В мирное время основными задачами армии является охрана порядка в стране – то есть аресты еретиков, грешников и прочих преступных элементов, а также устранение беспорядков (буде таковые возникнут) и охрана церковных чинов (на случай, если в Омнии найдется не просто еретик, а еретик сумасшедший, который попытается покуситься на их драгоценное здоровье).

Впрочем, следует помнить, что мирное время может смениться временем военным. Омния окружена врагами. Ибо любой безбожник – враг, а соседствующие государства населены безбожниками. Отчасти положение Омнии изменилось в лучшую сторону с тех пор, как ближайшие из соседей – государства Истанзия, Бетрек и Ушистан – были завоеваны и стали провинциями Омнианской Империи. Но осталось еще множество других… И любое из них, направляемое своими «богами»–демонами, может в любой момент объявить Омнии войну. Спасает только то, что между Омнией и ее следующим ближайшим соседом – категорически безбожным Эфебом – располагается большая пустыня, так что походы армии по суше весьма затруднены. Впрочем, это не отменяет угрозы с моря.

Город Ком и омнианское общество

Центр города Ком занимает Цитадель, раскинувшаяся на многие мили и заполненная разнообразными постройками всевозможного назначения. Это если смотреть сверху. Снизу же наличествует множество подземных помещений – подвалов, сточных труб, заброшенных комнат, закутков и естественных пещер. Что предполагает простор для фантазии и деятельности…

Основной достопримечательностью является, вне всяких сомнений, Центральный Храм. Крыша его увенчана золотыми рогами Ома, а двери сделаны из бронзы, украшены пятьюстами двенадцатью выбитыми на них Заповедями и отрываются только наружу. Перед дверями Храма расположена золотая статуя бога Ома в виде быка, топчущего грешников. Вообще же, надо отметить, что подобных статуй в городе несколько. Другая статуя (не такая роскошная, зато весьма популярная) находится неподалеку от городских темниц. Она снабжена большой дверью на спине и маленькой – на животе. И дырками в ноздрях. Через дверь на спине в быка попадают грешники (или, как они здесь именуются – еретические отходы), через дверцу же на животе высыпается очищенный от скверны прах. А из отверстий в ноздрях выходит дым – что, по идее, должно являть собой величественное и грозное зрелище и вселять ужас в сердца безбожников.

Главная площадь, расположенная перед Храмом, именуется Местом Сетований. Здесь любой человек может вознести молитву или передать просьбу самому Ому. Общеизвестно, что все они будут услышаны Великим Богом. А некоторые – даже рассмотрены.

Само собой разумеется, что население Омнии в целом и города Кома в частности не проводит все свое время в песнопениях и молитвах. В перерывах они ухитряются еще и работать. И даже отдыхать.

Ком, как бы там ни было, обладает всем, чем должен обладать большой город. Особенно, если он – столица. Помимо жрецов и военных, здесь проживают люди самых разнообразных профессий: ремесленники, лавочники, медики, учителя, белошвейки, торговцы вразнос, шл… э… нехорошие женщины и прочая, прочая, прочая.

Еще одной категорией населения Кома являются паломники. Нельзя сказать, чтобы они тут жили, но, во всяком случае, в городе их всегда полным-полно. Паломники стекаются из самых отдаленных уголков Омнии, дабы поклониться великим святыням – и прикупить сувениров. (А вот иностранные гости в Омнию не ездят – разве что кому-то припрет подзаняться экстремальным туризмом. Люди менее авантюрного склада придерживаются простого правила: собираешься в Омнию – прикинься паломником).

Помимо храмов и лавок, существуют в Коме и школы. Великий Бог Ом в мудрости своей вовсе не желает, чтобы его последователи оставались людьми темными и недалекими. Они должны уметь считать по крайней мере до семи и читать – достаточно хорошо, дабы продраться через Священное Семикнижье. Для наиболее одаренных существует возможность даже продолжить образование в Академии, где в полной мере изучаются аспекты теологии и сравнительной религии.

Отдельное слово надо сказать также и про омнианских женщин, кои, само собой – как и все женщины вообще – не более, чем сосуды с грехом. В Омнии повсеместно считается, что достойная роль женщины в обществе – быть примерной женой и хорошей матерью (или, к примеру, бабушкой). Впрочем, некоторые женщины предпочитают роли недостойные – или оккупируют разного рода социальные ниши наравне с мужчинами. Разумеется, пути в армию и тем более в клир им заказаны, но женщины и тут не сплоховали. Самые религиозные и ретивые из них как-то собрались вместе и основали «Общество ревнительниц омнианского благочестия», которое занимается самыми разными делами, начиная от побивания камнями грешников и закачивая изучением божественных текстов. Так что иная примерная жена или мать знает изречения пророка Урна лучше иного теолога. Надо заметить, что подобная инициатива никаких нареканий со стороны Омнианской Церкви не вызывает, а наоборот – поощряется.

Наконец, в Омнии, как и везде, есть недовольные. Впрочем, недовольные Омнии – категория специфическая, в отличие, к примеру, от того же Эфеба. Если в последнем никому не возбраняется орать что угодно на главной площади, в том числе даже ругать правительство, то в Омнии такая деятельность, мягко говоря, не поощряется. Таким образом, недовольные Омнии – это тайное сообщество заговорщиков, именуемое подпольем. Жизнь подпольщика трудна и опасна, и может закончиться в пыточном подвале или двухдверчатом быке. Зачастую так и происходит. Но, видимо, сами они находят в своем занятии массу смысла. Как иначе объяснить тот факт, что они не переводятся?..

Истанзия

Истанзия – самая крупная из провинций Омнии – до недавних пор была отдельным самостоятельным государством-княжеством. Бога Ома в ней в те времена не почитали, а почитали пантеон идолов, по недоразумению именуемых богами.

Около трех лет тому назад Омния, направляемая дланью Бога истинного, отправилась походом на Истанзию и присоединила ее к империи. С тех пор ситуация здесь разительно переменилась. По всей Истанзии были выстроены храмы Ома, идолы были выкинуты на свалку, а многочисленные проповедники начали терпеливо и тщательно обучать темных и невежественных язычников истинной вере и внедрять свет Ома в их сердца и души. На этом поприще, надо сказать, они преуспели, хотя и не до конца. Во всяком случае, омнианство теперь считается официальной религией Истанзии, идолов уже почти не осталось, а отдельно взятых упорствующих в своих заблуждениях истанзийцев терпеливо вразумляют мудрые проповедники… ну, или – в самых запущенных случаях – священная квизиция.

Многие истанзийцы даже переехали жить в Омнию – поближе к центру цивилизации. А те, что предпочли остаться дома, в целом, за исключением религии, живут своей прежней жизнью и сообразно древним укладам, которые Омнианская Церковь, в мудрости своей, не сочла нужным менять.

ЭФЕБ

Эфеб – государство на берегу Круглого моря, расположенное между Джелибейби и Омнией; точнее, между Джелибейби и большой-большой пустыней, сразу за которой начинается Омния. Эфеб с незапамятных времен находится в состоянии вражды с Цортом (следующей за Джелибейби страной). Причины этой вражды покрылись пылью веков, сгорели в пожаре Цортских войн и потонули в многочисленных морских баталиях – сейчас уже никто не состоянии вспомнить, с чего все начиналось, лишь в некоторых летописях сохранились отрывочные упоминания о какой-то похищенной царице и деревянном коне.

Вдоль побережья Эфеба круто поднимаются вверх скалистые склоны, а внутри страны отдельные горные вершины окружены плодородными долинами. В Эфебе мягкий, теплый климат, позволяющий жителям страны без особых проблем получать урожай, валяться на солнышке и купаться в бирюзовых волнах залива, пока дыни, оливки и виноград растут сами собой.

Если к такому урожаю приплюсовать то, что по горам бродят стада коз и овец, а в море полно рыбы, то неудивительно, что эфебцы живут легкой и беззаботной жизнью и имеют много времени для разнообразных размышлений. Именно это и принесло Эфебу славу страны философии.

Философия и философы

В Эфебе философов больше, чем в любом другом государстве Плоского мира. Стать философом очень просто – достаточно придумать какую-нибудь теорию и написать об этом книгу. После того, как книга помещается в эфебскую библиотеку, автор получает официальное звание философа и бесплатную мочалку от государства***. Если книга достаточно забавна для того, чтобы ее прочел еще хотя бы один человек помимо автора, то написавший ее философ становится цитируемым, – это очень большое достижение. Если же написанное в книге достаточно убедительно для того, чтобы это признал правдой еще хотя бы один человек помимо автора, то философ становится популярным - и это еще большее достижение. Популярный философ может даже основать свою философскую школу и преподавать там свою мудрость многочисленным (или сколько найдется) ученикам.

Желая показать свое презрение к материальным благам мира, философы обычно живут в бочках, стоящих прямо на улицах. Однако, поскольку при том философам отнюдь не чужд комфорт, бочки бывают достаточно вместительными и включают несколько комнат и сауну.

Большинство философов проводит свое время в размышлениях (сопровождающихся легким похрапыванием), научных дискуссиях с оппонентами, проходящих весьма бурно и зачастую с применением таких аргументов, как гнилые овощи и тухлые яйца, а также в участии в симпозиумах. Симпозиумом в Эфебе называется собрание достойных мужчин, которые встречаются для того, чтобы поговорить о высоком и немного выпить в хорошей компании. На практике, однако, обязательно оказывается, что второй компонент симпозиума значительно, то есть значительно преобладает над первым, а то «немного», которое предполагается выпить, легло в основу знаменитого философского изречения «Вино в малых дозах полезно в любых количествах. Ик!».

Некоторые философы, впрочем, озабочены совсем другими размышлениями: а именно, где взять денег на папирус, карандаш, пемзу и соли для ванны.

Следует заметить, что даже простые эфебские обыватели постепенно приобретают философское мышление. Частично это выражается в том, что нельзя иначе, нежели философски, относится к тому, что по улицам то и дело пробегают выскочившие из ванны голые старики с криками «Эврика!»****. А также в том, что последнее время в моду вошло иметь у себя дома одно или несколько философских изречений или афоризмов, которые с успехом заменяют и картины и домашнюю библиотеку одновременно – а кто захочет отстать от моды?

Девяносто девять из ста идей, которые зарождаются у философов, обычно непонятны непосвященному уму (читай: абсолютно бесполезны), но зато сотая зачастую бывает просто потрясающая. Например, именно в Эфебе изобрели алфавит. И плуг. И циркуль. И веселые изображения весталок, которые вкладывают в пакетики с солеными орешками.

А еще – демократию.

Эфебская демократия

Эфеб часто называют «колыбелью демократии». Действительно, именно в Эфебе демократию породили, выкормили и отправили в большой мир. В большом мире она не прижилась, зато дома правит безраздельно.

Согласно демократическим принципам общества, избирательное право имеет каждый гражданин государства – каковыми являются все жители страны, за исключением иностранцев, бедняков, сумасшедших, женщин и рабов. Путем всеобщего тайного голосования (которое выражается в том, что граждане кладут черные и белые шары в разного рода урны) эфебцы раз в пять лет выбирают себе нового правителя. Для того, чтобы участвовать в выборах, кандидат в правители обязан доказать, что он чист в мыслях, словах и действиях, не имеет ни единого пятна на репутации и обязательно принесет стране благо и пользу. Разумеется, как только правителя выбирают, всем немедленно становится ясно, что он садист, непроходимый тупица и корыстолюбец, злоупотребляющий властью и ведущий страну прямиком к гибели. Поэтому его вполне официально называют тираном.

Каждые пять лет, перед выборами нового тирана, каждый кандидат доказывает свое преимущество перед другими (как правило, путем произнесения речей, наглядной агитации, посылов и подкупов). Состязание кандидатов – одно из самых замечательных развлечений эфебской общественной жизни.

Боги и им подобные

Говоря об общественной жизни, нельзя не упомянуть о таком важном ее компоненте, как религия. Само собой, Эфеб, как и любое демократическое государство, практикует свободу вероисповедания. Однако, поскольку эфебские боги любят вмешиваться в жизнь простых смертных, – особенно в тех случаях, когда речь идет об уважении или неуважении к ним, – известны случаи, когда миссионеры и богохульники гибли на месте от удара молнии, не оставив ничего, кроме пары обугленных сандалий.

Наиболее почитаются в Эфебе пять богов. А именно:

Кроме того, в целях сохранения здоровья считается полезным почитать также Слепого Громовержца Ио; Кубала, Бога Огня; Фидика, Посланника Богов; Фургола, Бога Лавин; Морскую Деву и Оффлера, Божественного Крокодила.

Помимо богов, в Эфебе можно встретить множество разных околобожественных сущностей: муз, граций, нимф, сатиров и так далее. По их уверениям, они существуют для того, чтобы защищать людей, помогать им и вдохновлять их на великие дела; однако, согласно распространенному мнению, они только и умеют, что идиотски хихикать и путаться под ногами в неподходящий момент.

Тувелпиту, Флатулу, Патине, Астории и Петулии в Эфебе воздвигают храмы. Люди приходят в храм, как правило, тогда, когда нуждаются в душевном, а иногда и физическом утешении. Жрецы охотно помогут (в крайнем случае, хоть совет дадут) каждому, кто в этом нуждается – особенно если он не позабудет пожертвовать что-нибудь на храм. Кроме этого, именно на жрецов падает обязанность совершать обряды: например, похоронный и свадебный, а еще считается хорошим тоном перед началом какого-либо дела заручиться божественной поддержкой, так что жрецам приходится также благословлять все начинания своих сограждан. Кроме того, каждый жрец умеет гадать и делать предсказания, что тоже бывает очень полезно.

Общеизвестно также, что в эфебском храме богини Патины расположен Оракул, который может дать ответ абсолютно на все вопросы. И еще более общеизвестно, что в храмах Петулии можно превесело провести время.

До сих пор не решен вопрос, кто же из пятерки эфебских богов важнее остальных. Разумеется, каждый жрец готов рьяно отстаивать именно своего бога, а потому отношения между храмами, несмотря на внешнее дружелюбие, неприязненно-сопернические. Единственное, в чем жрецы едины и всегда выступают общим фронтом – это порицание идей и стиля жизни философов. Особенно жрецов возмущает то, что некоторые из этих умников додумались покрыть крыши медью и под этими крышами свободно рассуждать о богах!

Эфебское общество и город Эфеб

Согласно легендам, эфебские боги весьма любвеобильны и охотно вступают в отношения со смертными. Во всяком случае, все самые богатые люди Эфеба, как на подбор, отдаленные потомки богов. Они очень гордятся своим происхождением и называют себя аристократами. Кстати, неизвестно, почему так получается, но вот уже несколько поколений тираном Эфеба становится один из аристократов.

Ступенькой ниже аристократов стоят простые граждане – простые, но богатые, то есть имеющие как минимум одного раба. Как правило, такие граждане становятся ремесленниками, торговцами и воинами.

Далее идут бедняки, то есть те эфебцы, у которых даже рабов нет. Они, как правило, идут в наемные работники… ну, или становятся философами.

Рабы считаются самым низом эфебского общества. Они лишены свободы, лишены права владеть какой бы то ни было собственностью и целиком зависят от своего хозяина. В Эфебе существуют определенные правила обращения с рабами, сформулированные более тысячи лет тому назад и освященные традицией. Согласно этим правилам, рабы должны питаться не менее, чем три раза в день, иметь один выходной в неделю и ежегодное право на двухнедельный побег. За исполнением этих правил исправно следит профсоюз рабов; глава профсоюза может при необходимости жаловаться тирану. Дурное обращение с рабами – страшное преступление: ведь, в конце концов, раб – это собственность, а уважение к собственности всегда было краеугольным камнем демократии.

Проведя двадцать лет в качестве раба, человек имеет право стать свободным. Однако большинство из них кидает один короткий взгляд на то, что влечет за собой свобода (свобода голодать и вкалывать без выходных, свобода от тех, кто вынужден о тебе заботиться) и, вопреки мольбам хозяина, подписывается на следующие двадцать лет…

Помимо рабов, есть еще одна категория эфебских жителей, которые не имеют права голоса, не могут занимать общественные должности и владеть собственностью. Это – женщины.

Не то чтобы женщин в Эфебе не любят. Скорее наоборот – их там очень любят и считают, что главное предназначение женщины состоит в том, чтобы жить приятной и беззаботной жизнью, ровным счетом ничем не занимаясь и не наживая себе ни трудовых мозолей, ни озабоченных морщин на лице. Но вот поди ж ты! Чем сильнее мужчины стараются избавить женщин от проблем, тем упорнее женщины стремятся заниматься этими самыми проблемами. Многие из них уже приспособились управлять владениями или вести торговое дело от имени мужа или брата, а некоторые лезут даже в такие принципиально неженские дела, как политика или философия.

Столицей Эфеба является город Эфеб, стоящий на скале у самого Круглого моря. Никто из побывавших там хотя бы раз не в силах забыть беломраморные дома, перемежающиеся небольшими садиками, фонтанами, изваяниями богов и героев – ну и бочками с философами, разумеется.

На самой вершине скалы расположен дворец тирана. Это целый комплекс величественных и прекрасных зданий, окруженный высокой стеной, за которой располагается знаменитый эфебский лабиринт, наполненный ловушками и прочими забавными конструктами. К лабиринту прилагаются проводники, поскольку перемещение по нему без оных – самый верный и изощренный способ самоубийства…

Пройдя лабиринт, можно подойти к жилищу самого тирана, к покоям его эфоров (доверенных лиц и советников), к гостевым покоям, где обычно устраивают прибывающие посольства, и, конечно, к знаменитой Эфебской Библиотеке – второй по величине библиотеке Плоского мира после библиотеки Незримого Университета в Анк-Морпорке. От последней Эфебская Библиотека выгодно отличается своей общедоступностью – за небольшую плату каждый может прочесть находящиеся там книги и свитки.

Кроме того, на территории дворца находятся казармы эфебской армии. Следует заметить, что воины по праву пользуются в Эфебе уважением. Они верно служат государству (что выражается в скрупулезном исполнении приказов каждого следующего тирана), поддерживают порядок в стране, а кроме того, регулярно устраивают Лимпийские Игры.

Лимпийские Игры – это спортивные состязания, проводящиеся по следующим номинациям: бег, прыжок в длину, метание диска и копья, борьба. Победителем Лимпийских Игр выбирается тот, кто стал первым в большинстве состязаний. Его увенчивают оливковым венком, чествуют и славят, ему обеспечена беломраморная статуя и бесплатная выпивка в трактире. Принять участие в Играх может не только воин, но и любой свободный мужчина. А те, кто не желает состязаться с воинами, а также рабы и женщины могут наслаждаться, наблюдая за ходом игр и заключая пари на то, кто победит.

Следующей достопримечательностью города Эфеба по праву считается городская площадь. Согласно традиции, каждый человек может прийти сюда и сказать все, что ему угодно (последствия – за свой счет). Этим правом широко пользуются философы, желающие обнародовать свои идеи – и другие философы, пожелавшие эти идеи отрицать. Особенно впечатляет зрелище, когда две школы философов сходятся в дебатах, что называется, «стенка на стенку».

Жрецы из разных храмов приходят на площадь для совершения публичных обрядов и проповедей во славу своего бога – если при этом удастся как бы случайно умалить значение других богов, что ж, тем лучше!

На городской площади зачитываются новые принятые законы и приказы, изданные тираном. Здесь же перед каждыми новыми выборами кандидаты в тираны встречаются со своими избирателями и произносят агитирующие речи; кстати, выбор нового тирана тоже традиционно происходит именно на городской площади. Здесь звучат лозунги и призывы недавно сформированного Общества Аболиционистов, и тут же проходят митинги протеста, организованные профсоюзом рабов. Здесь же впервые озвучили свои требования лидеры Движения за Женское Равноправие – правда, эти требования не вызвали у слушателей ничего, кроме смеха, но, по слухам, феминистки не отчаиваются и готовят новые публичные акции…

При такой насыщенности общественной жизни эфебцы могли бы легко обходиться безо всякого театра. Однако театр в Эфебе есть, и очень хороший. В театральных постановках здесь придерживаются классической модели (это когда все говорят гекзаметром и в сюжете непременно присутствует хотя бы один бог), что очень ценится знатоками. Чаще всего актеры дают свои представления перед аристократами на пирах или по случаю праздников, но иногда выступают все на той же городской площади.

Неподалеку от площади находится таверна. Это тоже очень известное место. С виду она не боги весть что (типичными украшениями эфебских баров от века считаются кучи винных кувшинов, полки амфор и веселые картинки весталок из пакетиков соленых орешков и вяленых осьминогов), но именно там назначается большинство встреч, там проводятся совещания различных политических обществ и все симпозиумы.

ДЖЕЛИБЕЙБИ

Джелибейби (в переводе с древнеджелибейбского - «Дитя Джеля») получила свое название от реки Джель, которая протекает по всей этой стране из конца в конец. Также, в разных источниках, Джелибейби именуется «Древним Царством» и «Царством Солнца». Джелибейби, по сравнению со своими соседями, страна маленькая. А соседями ее являются такие титаны побережья Круглого моря, как Эфеб с одной стороны и Цорт – с другой.

Учитывая древние, уходящие корнями глубоко в историю, разногласия между Цортом и Эфебом, не приходится удивляться тому, что армии и той и другой страны временами топтали своими сапогами песчаные просторы Джелибейби. Но надо признать, что в таких соседях и их разногласиях есть и своя положительная сторона. А именно – Цорт и Эфеб нередко соревнуются в том, кто ловчее защитит маленькую Джелибейби от злонамеренного конкурента. Надо заметить: оба они делают это весьма успешно. По крайней мере, на территории самой Джелибейби войн не было уже очень… то есть ну очень давно. Что не может не радовать…

Некогда Джелибейби считалась (и являлась) великой державой. Но с тех пор, в силу разного рода причин, от нее осталось лишь две мили в ширину и сто пятьдесят в длину. На этом пространстве расположен большой роскошный дворец, окруженный глинобитным городом. А еще - пирамиды.

Благодаря теплому климату и полноводному Джелю, Джелибейби – страна плодородная. В долине Джеля произрастают самые разнообразные сельскохозяйственные культуры. Очень хорошо растут дыни и чеснок. Но лучше всего – пирамиды…

Пирамиды

Любой житель Джелибейби свято уверен в том, что настоящая жизнь человека начинается лишь после смерти. Во всяком случае, это точно знают бедняки и разного рода неудачники. Люди богатые, счастливые и процветающие полагают, что жизненная жизнь тоже в чем-то настоящая, но уж, во всяком случае, со смертью она не заканчивается.

Именно поэтому, отправляя человека в последний путь (он же – первый путь в новом качестве), родственники и друзья стремятся снабдить его всем необходимым для жизни, позаботиться о том, чтобы это необходимое не растащили те, кто еще жив, а также показать богам, что этот человек достоин внимания.

Так появились первые пирамиды. Это было давно, а на протяжении многотысячелетней истории Джелибейби их сильно прибавилось. Говоря откровенно, их стало так много, что они образовали Некрополь – город мертвых, занимающий лучшие земли страны и уступающий по размерам разве что Анк-Морпорку. Постепенно строительство пирамид стало своего рода культом (и уж в любом случае – жизненной необходимостью). Появились даже целые компании, занимающиеся только их возведением; самой популярной из которых ныне считается фирма «Птаклюсп и сыновья» (она же – «Птаклюсп и сын», она же «Птаклюсп и Ко» – в зависимости от наличия или отсутствия в семье в текущий момент взрослых детей мужского пола и их количества). Также с давних пор в джелибейбском обществе считается очень почетной и доходной профессия бальзамировщика.

Однако невозможно не обратить внимание на тот факт, что возведение пирамид – особенно высоких и роскошных – влетает в немалые деньги. Так что все жители страны в настоящее время довольно-таки бедны, а правящий дом (обязанный возводить для своих членов самые высокие и роскошные пирамиды и оплачивающий их из казны) привел страну к перманентному банкротству. Джелибейби давно уже живет в долг, целиком зависит от способности очередного своего дипломата уломать соседей на очередные займы и никогда ничего не выплачивает. Но пирамиды по-прежнему строит.

Пирамидам и только пирамидам посвящена вся наука и экономика Джелибейби. Ну, или почти вся, но это «почти» практически незаметно…

Фараон

Правитель страны, фараон, является не просто главой государства, но богом. Пусть и в человеческом теле. И это, разумеется, большое счастье для жителей страны, которым, таким образом, становится гораздо проще приобщиться к божественной благодати.

Фараон неустанно печется о благе своей страны. Всем известно, что именно благодаря его божественным заботам солнце каждое утро встает на востоке и заходит на западе; именно фараон каждый год велит Джелю разливаться, а потом отходить, оставляя нанос плодородного ила; исключительно по велению фараона растет и вызревает урожай. Фараон был, есть и будет всегда – иногда только меняется его телесная оболочка, но божественная сущность остается неизменной.

Перед своими подданными фараон появляется в золотой маске, которая символизирует собой Лик Солнца, а во время официальных церемоний несет с собой Цеп Милосердия, обсидиановый Серп Правосудия, Соты Размножения, Змею Мудрости, Сноп Изобилия, Тыквенный Сосуд Небесных Вод, Трезубец Земных Вод, Кочан Плодородия и Лопатку Чистоты. И повсеместно известно, что если он уронит что-нибудь из вышеперечисленного, то страну ожидают ужасные несчастья, беды и невзгоды.

Боги, жрецы и традиции

Помимо фараона, в Джелибейби существует огромное количество разнообразных богов, зачастую неизвестных за ее пределами. Боги Джелибейби бывают: а) широко почитаемыми, б) помельче и в) совсем мелкими. Более того: иногда боги, ранее неизвестные, возникают как будто бы из ниоткуда – как грибы после дождя*****. Так, только в Джелибейби можно услышать о Боге Парных Носков, о Боге Дверных Петель или, к примеру, о Боге Луж, Оставленных Под Кроватью Домашним Питомцем. Однако, никем из них не следует пренебрегать – иначе это может привести к тому, что один носок из пары непременно потеряется, двери будут скрипеть, как их ни смазывай, а кошка станет упорно ходить под кровать, сколько бы вы ни тыкали ее мордой в лоток…

Но если подобных богов можно почитать дома, на кухне, то самые популярные и могущественные из них требуют массового поклонения. Фараона, а также других повсеместно-признанных-самыми-могущественными богов (их приблизительно около полусотни) чтят посредством каждодневно проводящихся сложнейших ритуалов, освященных традицией и необычайно символичных – хотя далеко не каждый в Джелибейби способен объяснить, что именно они символизируют.

За исполнением этих ритуалов тщательно следят жрецы. Они же разговаривают с богами и толкуют их волю. И в те моменты, когда разные жрецы разных богов толкуют волю диаметрально противоположным образом, все остальные жители Джелибейби оказываются в сложном и двусмысленном положении. Впрочем (и к счастью), в Джелибейби имеется фараон, который, тоже будучи богом, способен обсудить проблему с коллегами и выработать общее решение в случае, если все остальные зайдут в тупик. А жрецы, разумеется, жрецы будут всемерно помогать ему в этом… Короче говоря, так или иначе все проблемы рано или поздно решаются.

Известно, что джелибейбские жрецы – люди очень мудрые, прямо-таки умудренные. Вот уже семь тысяч лет члены жреческого сообщества копят и приумножают различные знания, в основном мистического толка. Разумеется, эти знания они ревностно оберегают от посторонних. Ходят слухи, что человек, взыскующий мудрости, должен сперва пройти у жрецов невероятно страшные испытания, – зато, если он сумеет их преодолеть, перед ним откроются тайны тайн…

Подобно тому как почитание богов проводится сообразно освященным веками ритуалам, так и вся жизнь Джелибейби проистекает в соответствии с древними непререкаемыми традициями. Традиции установлены буквально для всего, начиная от высаживания капусты и заканчивая провозглашением нового фараона (после того, как старому надоедает его земная оболочка и он отправляется отдыхать, предоставляя подданным и потомкам заботливо бальзамировать его тело и укладывать в уютную пирамиду). Традиции неизменны. Так же, как неизменно в Джелибейби буквально все. Время здесь течет так медленно, что иной раз кажется, будто его здесь нет вовсе. А каждый день настолько похож на предыдущий, что иной раз кажется его братом-близнецом…

Дворец фараона

Дворец фараона является самым роскошным зданием в Джелибейби (ну, кроме, разумеется, пирамид – но пирамиду зданием назвать сложно, не так ли?). Дворец остается роскошным во все времена – какие бы сложности не претерпевала джелибейбская экономика. Иначе и быть не может. Ведь дворец является обиталищем фараона, то есть – бога!

Фараон проживает во дворце вместе со всеми своими чадами и домочадцами (то есть сестрами, братьями, тетками, дядьями, племянниками, племянницами, а также двое-, трое-, четверо- и такдалееюродными родственниками). Еще во дворце обитают многочисленные жрецы, многочисленные слуги и многочисленные наложницы. Слуги и наложницы фараона находятся в личной зависимости, то есть, по-простому, являются рабами, но это их не смущает. Ибо обеспечение нужд воплощенного бога есть занятие нужное и во всех смыслах этого слова богоугодное. Вот почему слуги здесь старательны и предупредительны, а наложницы делают такое… такое, что человеческими словами просто не опишешь. Причем не только для фараона, но и для его гостей – если воплощенный бог позволяет.

Многочисленные родственники фараона и иже с ними богами не являются, и, стало быть, ничто человеческое им не чуждо. Именно поэтому дворец фараона часто становится ареной разного рода заговоров, подсиживаний, интриг и прочих «гонок на выживание». Но, впрочем, это так характерно для любого человеческого сообщества…

ЦОРТ

Цорт – крупное государство на побережье Круглого моря и ближайший сосед Джелибейби. Пустынная местность, характерная для Джелибейби, в Цорте постепенно сходит на нет и преобразуется во влажные джунгли, дождевые леса и болота, образованию которых в большой степени способствует широкая, коричневая, лениво катящая свои воды по просторам страны река Цорт. Джунгли Цорта занимают немалую часть площади государства, и что скрывается в тамошних болотах и пущах, не знают до конца даже сами цортцы. В любом случае, джунгли занимают в регионе Круглого моря третье место по ежегодному проценту исчезающих там искателей приключений (после просторов Круглого моря собственно и подвалов омнианской квизиции), хотя следует отметить, что путешественники не переводятся и продолжают – с упорством, достойным лучшего применения – наведываться в джунгли Цорта в поисках заброшенных храмов, затонувших дворцов и великих открытий******.

Говорят, где-то там же, в сердце джунглей, находится великая пирамида Цорта, чьи стены покрыты магическими письменами, и любой, кто сумеет их прочитать, незамедлительно обретет Знание О Природе Всего Сущего.

Столицей Цорта является город Цорт.

Город Цорт и развитие туризма

Весь образованный мир, читающий классическую литературу, с детства знает описание великого города Цорта, погибшего во время цортских войн (по одной версии, город был сожжен захватнической эфебской армией, а по другой – его подожгли цортские патриоты, чтобы он не достался врагу). Великолепные стены, устремляющиеся ввысь бесконечные башни, многоступенные зиккураты с висячими садами – все сгорело в том огне, а что не сгорело, то было разрушено или растащено на сувениры.

Впрочем, с тех пор город активно отстраивался и, по общему мнению, стал еще лучше прежнего. Это и неудивительно, учитывая, что после пожара Цорт привлек много талантливых (и не очень) архитекторов. Говорят, даже всемирно известный Чертов Тупица Джонсон приехал применять сюда свои таланты; но к чести цортцев надо признать, что ему не дали этого сделать.

Сейчас город представляет собою громадный лабиринт улиц, застроенных домами и дворцами. Все стены украшены барельефами с изображениями исторических сцен, зверей, чудовищ, исторических героев и так далее – наиболее частым мотивом является переплетение многочисленных рук и ног, которые выглядят так, будто их сляпали из лишних деталей, выброшенных кем-то на свалку. Также отличительной особенностью украшения цортских улиц являются статуи богов – причем, в отличие, скажем, от Эфеба, не только тех богов, что почитаются в данной стране, а вообще всех богов и божков, изображения которых сумели потрясти эстетическое чувство цортцев.

В связи с этим возникло и широко распространилось убеждение, будто в Цорте чтят всех богов всех стран и следуют традициям самых разных религиозных систем. Это, конечно, не так, но цортцы не спешат разубеждать в том иностранцев, справедливо полагая, что подобный религиозный синкретизм способствует большему наплыву туристов. «Цорт – государство тысячи религий и тысячи обычаев! Вам не нужно ехать в Эфеб или, скажем, в Джелибейби, дабы насладиться их чудесной самобытностью - все это в полной мере представлено в Цорте. Он вобрал в себя лучшие черты всех окружающих стран!» – гласят местные путеводители.

Вообще, туризм является одной из самых доходных статей Цорта и в силу этого необычайно развит. Ни в каком другом месте профессия экскурсовода не является настолько почетной и хорошо оплачиваемой; и ни в каком другом месте экскурсоводы не будут настолько предупредительны, радушны и эрудированны, а также (поскольку должность экскурсоводов по большей части занимают молодые женщины) настолько привлекательны. Цортский гид способен сделать осмотр достопримечательностей города Цорта и его окрестностей необычайно захватывающим и запоминающимся на всю жизнь. Поэтому тысячи туристов изо всех уголков обитаемого мира устремляются в Цорт. И поток их не уменьшается…

Но самые главные свои тайны и секреты Цорт никогда не выставляет напоказ. На самом деле – изнутри – он выглядит совершенно иначе, нежели снаружи…

Правительство и иерархия общества

Главой государства в Цорте является Царь. Он же считается верховным главнокомандующим, верховной судебной и законодательной властью, а также – отцом народа. Именно потому он стоит вне сословий (вернее сказать, над ними), которых в Цорте существует три.

Первым сословием являются жрецы. Богов в Цорте немного (хотя иностранцы уверены в обратном), а вот жрецов – приличное количество. Жрецы, помимо всего прочего, осуществляют функции царских советников и занимаются политикой не менее, чем религиозными вопросами. Хотя и ими тоже.

Вторым сословием называются военные. Тут необходимо отметить, что воин в Цорте – это не профессия, а образ жизни. Или, если хотите, образ мышления. Говоря по-простому, любой мальчик, родившийся аристократом, рождается воином; его с малолетства учат держать в руках оружия и быть готовым защищать Цорт и нападать на его соседей. По достижение совершеннолетия юный представитель класса воинов проходит испытание-инициацию, в ходе которой он должен подтвердить свое право на принадлежность к «касте». Неофит, проваливший инициацию три раза, считается неполноценным, вечным ребенком и до конца жизни находится под опекой старших (или младших, но более искусных в деле мечемашества). Сословие воинов состоит из «семей» – знатных родов, многие из которых насчитывают десятки поколений, уходят корнями в глубь веков и обладают цветистыми фамилиями, длиной отсюда и вон до того столба. Проще говоря: очень длинными. В каждой семье есть общепризнанный глава – человек, не обязательно самый старый, но зато самый авторитетный и ухватистый. Именно он представляет семью перед царем, и его слово в ней – неоспоримый закон.

Второе сословие являет собой вооруженные силы Цорта. Армии как таковой здесь нет. Однако, услышав слово «война», все воины – от мала до велика – немедленно вооружаются и стройными рядами отправляются под знамена государя, чтобы до последней капли крови защищать свою землю… Ну, или захватывать чужую.

Третье сословие – это все те, кто не входит в первое и второе. То есть, не жрецы и не воины. Его же представители, зачастую, являются самыми богатыми обитателями Цорта, поскольку тратят меньше времени на служение духовным или воинским идеалам, и больше – на зарабатывание денег. Впрочем, цортские цари – в мудрости своей – давно уже поняли, откуда растут ноги у финансовой проблемы, и потому лишь третье сословие облагается налогом.

Боги, жречество и религия

Религия Цорта выгодно отличается от религий всех прочих государств Круглого моря оптимальным количеством богов. Если в Омнии бог один (не демократично), в Эфебе – неопределенное количество (невразумительно), в Джелибейби – не лимитировано (перенаселение), то в Цорте богов двое. И являются они, разумеется, антагонистами – что в высшей степени удобно и справедливо.

…Во всяком случае, так полагают цортцы…

Бог Солнца (сокращенно именуемый «Солнцем») покровительствует светлым и возвышенным порывам человеческой души. В его ведении – справедливость, последовательность, упорядоченность, традиции, рациональность, честь, долг, праведная война, героизм, самопожертвование, закон и так далее. Солнце ведет за собой мудрых и отважных, сильных духом, верящих в Закон и Порядок.

Бог Грома (сокращенно именуемый «Громом») полагает, что цель, в большинстве случаев, оправдывает средства. Его сфера приложения сил – это хитрость и ловкость, прогресс, неизбежная жестокость, достижение цели, не взирая на методы, манипулирование, ухищрения, победа-любой-ценой, личные мотивы, тираническая власть, и (опять же) так далее. Гром помогает новаторам и безумцам, интриганам, пронырам и эгоистам – верящим, что мир настолько неистов и многообразен, что его нельзя втиснуть ни в какие существующие рамки.

Само собой, жрецы противостоящих богов (равно как и сами боги) не в состоянии достичь взаимопонимания. Хотя, разумеется, и Солнце, и Гром находят последователей… Это приводит, как нетрудно догадаться, к вечному соперничеству и противостоянию. И, поскольку боги эти в обыденной жизни несовместимы, в Цорте давно уже возникла умная традиция: почитать кого-нибудь одного.

В условиях полного отсутствия иной альтернативы, жители Цорта идут по одному из двух путей – в зависимости от своего воспитания, мировоззрения, темперамента, внутренних ощущений, жизненных условий и тому подобных важных факторов. Иначе сказать: любой житель Цорта поклоняется одному из двух возможных богов, а выбор его зависит от вышеозначенных причин. Не является, в данном случае, исключением и сам царь. Будучи в Цорте персоной значимой и безмерно почитаемой, царь своими религиозными пристрастиями определяет направленность государственной религии. Проще сказать: религиозные пристрастия монарха определяют, который из богов ныне в стране почитаем, а который находится в жесткой опале. Как следствие, все жрецы угодной религии облечены властью, уважаемы и почтенны. Оппозиционеры же, наоборот, принуждены отправлять обряды тихо и тайно, молчать, не показываться на глаза и не выпендриваться. То же касается и всех остальных последователей бога… Исповедующим неугодную в данный момент времени религию остается только прятаться по лесам, шепотом читать молитвы, маскировать изображения бога подручными средствами и надеяться на смену власти… Что, впрочем, в Цорте временами случается. Душа наследника престола становится полем брани между двумя религиозными партиями, а заканчивается битва всегда одним и тем же: кто-то из богов (в лице своих последователей) побеждает…

Тут же следует заметить, что обязательной составляющей многих ритуалов, посвященных богам Цорта (причем как одному, так и другому), являются жертвоприношения. Они неотъемная часть разнообразных обрядов, проводимых во время цортских праздников и важных мероприятий. Ибо, как известно, кровь очищает, облагораживает, способствует душевному подъему и является универсальным моющим средством. В особенности, если это не твоя кровь...

Вместе с тем убийства в Цорте не приняты. Неофициально – без шуму и чтобы никто не видел – можно прирезать во славу бога религиозного оппонента, но, как правило, такие вещи не практикуются. В связи с этим в Цорте процветает бизнес торговцев, поставляющих жрецам жертвенных птиц и животных (иногда говорят, что они могут предоставить даже людей, но говорят это под большим секретом и шепотом).

____________________________________________________________

* На самом деле, он никогда их не слушает. Поэтому должность архижреца является номинальной, и в дальнейшем речи у нас о них не пойдет. (вернуться)

** Мелкие ереси, хотя и не так опасны, как крупные, тем не менее довольно надоедливы. Как бы ревностно ни следила Омнианская Церковь за соблюдением канонов – все равно отыщется какой-нибудь умник, утверждающий, что воплощениями Бога Ома являются не только Бык, Орел и Лев, но еще и, скажем, Дятел. Меж тем хорошо известно, что подобная самодеятельность никогда не идет на благо, а только подрывает основы общества. (вернуться)

*** Общеизвестно, что самые значительные философские мысли приходят в голову во время принятия ванны, а государство всегда поощряет возникновение полезных мыслей. (вернуться)

**** Букв. «Дайте мне полотенце!» (вернуться)

***** Хотя грибы из ниоткуда не возникают. Они возникают из грибницы. Надо полагать, что некая своеобразная грибница существует и на божественном плане бытия. (вернуться)

****** И приключений. (вернуться)


http://holdgold.ostranna.ru/gods, 17.05.06