Отчет Фокса

Версия для печати

Капитан (а впоследствии генерал-иам) Вы'пил давно не доверял церкви, но как только подобные (еретические) мысли стали приходить ему в голову, он (из опасения за нее) начал являть повышенное рвение. Плюс то, что в Ома-то он как раз верил, как в идею, а вот церковь перестал считать Святой. С самого начала игры я пытался найти хоть одного человека с верой в душе. Либо они маскировались, как и я, либо их не было. Верность империи для моего персонажа была непоколебима.

После суда над отцом Тиберием и секретарем Гильденкранцем (плюс встречные обвинения против дьякона Укропуса), я говорил с легионом об упадке церкви и открыто призывал их к мятежу. Мы были готовы примкнуть к любой секте/движению/заговору, если б нам пообещали очищение церкви. Я несколько раз подходил к Тиберию, недвусмысленно давая понять, что недоволен дьяконом; одно его слово - и мы бы совершили переворот, но либо из опасения провокации, либо по еще каким причинам Тиберий не прореагировал. Последний каплей моего раздражения стал первый эфебский поход (это когда мы просто сплавали туда-сюда). Укропус сказал мне (до отправления), что поплывет с нами и будет сам командовать операцией. Я ждал распоряжений с нашего второго корабля, когда же мы высадились (под стрелами) выясняется, что в последний момент дьякон передумал и не поплыл с нами. Командование приходится брать мне. Тут я уже решил-таки пойти на мирные переговоры с Эфебом (причем реально мирные), но как только я приказал легиону убрать оружие, в меня со стороны эфебцев прилетает заклятье молчания. УВЫ! Семь из десяти минут я потратил на то, что отдать приказ об обратной погрузке на корабли и возвращении домой. (Кстати, я потом до конца дня не мог говорить, даже по жизни, и старался изъясняться жестами)

Ночную вылазку нам запретили мастера, утреннюю мы сами проспали. Когда мы-таки доплыли, мне опять-таки было нечего делать, кроме как идти на коварное нападение. Мы сдали оружие, чтоб усыпить бдительность и отбить его уже внутри. Увы, когда мы взяли оружие, оно оказалось без чипов (либо это умышленная неигровая провокация, либо глюка в правилах, но не важно). Мне так понравилось в Эфебе, что я просто не знал, что мне делать. Долг боролся с чувствами. Долг победил. Я совершенно не был против гибели моего персонажа в этом безнадежном бою. Но меня зачем-то вылечили. (Я наловил 2 хита от абралета и 4 удара ножами, по правилам был еще жив, но совершенно не был бы против, если б меня добили.)

Дальше игры не помню. Переживал случившиеся ранее, как можно быстрее вышел.

Еще один очень понравившийся мне момент. Гильнор (он же сержант Морен). Я не знал, действовал он по игре или нет (сам он утверждал, что все по игре), но всю игру он вызывал во мне подозрения. Начиная с его вводной, которую проверить нельзя и потому приходится списать на Чудо. После боя с варварами они подбирают и лечат именно его, но это тоже еще куда ни шло. Но дальше: при высадке в Эфебе первое, что он делает, это перебегает на сторону врага и о чем-то с ними шепчется, потом, как ни чем не бывало, возвращается к нам (говорит, что все было по игре) и объясняет свой поступок фразой: "Да так, ничего, просто сходил" (не цитата, но что-то в таком роде); при погрузке на корабли отказывается идти с нами и остается в Эфебе. Под вечер приходит, возвращается в лагерь, рассказывает про то, что якобы это мы его там бросили, что якобы он приплыл на захваченном им корабле, которого почему-то нет и тому подобные странные вещи. Я его передаю на суд квизиции, его оправдывают. Что с ним дальше делать? Все в лагере уверены, что он шпион, я не хочу, чтоб нам ударили в спину, но квизиция признала его невиновным. Некоторые мои солдаты даже собрались его прирезать по-тихому на всякий случай (я узнал об этом уже после игры). Но тут случаются еще более интересные события. Спустя три минуты после оправдательного приговора я слышу за стенами лагеря шум и призыв к оружию. Выбегаю, вижу сцену: мой лейтенант Пер'епил лежит на земле, над ним стоит (только что оправданный!) сержант Морен и убирает в ножны меч, чуть поодаль зовет лекаря раненый легионер. На вопрос "Что произошло?" Морэн отвечает фразой вроде: "Мне показались действия этого человека подозрительными". К нему и так, несмотря на оправдательный вердикт, веры ни на грош, а тут еще такое. Я убиваю его на месте. А после этого выясняется, что он был вообще ни при чем, что просто он подбежал раньше меня и оглушил (не убил) действительного виновника произошедшего.

Фактически я предал собственного сержанта, но нисколько об этом не жалел, так как был уверен, что он хитрый шпион. Более того, пришел к выводу, что это сам Ом разрешил таким образом мои сомнения.

Я (и все мои друзья, приехавшие со мной) в полном восторге от игры! Особое уважение и благодарность за прекрасный отыгрыш: Николке, Укропусу и всем игрокам, с которыми я успел пообщаться в Эфебе (наши экскурсоводы).